Снижение «зеленого» тарифа: стоит ли Украине копировать новый тренд ЕС

11.10.2016 Просмотры: 704

Страны европейского Союза уменьшают новые и даже готовы отменить старые «зеленые» тарифы, чтобы понизить нагрузку на покупателей энергии из восстанавливаемых источников.

По мнению юриста ЮФ «Ильяшев и Партнеры» Дмитрия Шмелина, Украине не следует копировать новый тренд объединенной Европы.

За последние 20 лет «зеленые» тарифы, призванные понизить расходы вхождения на рынок и стимулировать инвестирование в восстанавливаемую генерацию, внедрили более 45 стран. В Европе первыми стали Германия (1991 год), Швейцария (1992) и Италия (1993). Украина вступила в «зеленый клуб» в 2008 году.

Благодаря таким преференциям далеко не самая солнечная Германия превратилась в мирового лидера солнечной генерации, и сегодня производит порядка 18% всей «зеленой» электроэнергии в ЕС; второе место занимает Италия, которая производит около 12%. В целом же, в Евросоюзе порядка трети всей энергии получают из восстанавливаемых источников.

Однако, как отмечает Дмитрий Шмелин, со временем увлечение сменилось охлаждением из-за очень высокой стоимости энергии из восстанавливаемых источников. «К тому же, закон обязывал энергетические компании заключать договора на поставку «зеленой электроэнергии» на длительный срок – до 20 лет с фиксацией цены. Как результат, в Германии по контрактам 5-10-летней давности солнечная энергия продолжает выкупаться по 45-50 центов за кВт-ч, в то время, как сегодня цена солнечного кВт-ч в Германии едва ли достигает 12 центов», – подчеркивает юрист.

Даже радикальное снижение нынешних «зеленых» тарифов сокращение объемов альтернативной генерации не окажет радикального влияния на ситуацию, к примеру, в Германии, где значительная часть «зеленой» генерации была введена в 2010-2013 годах, и по старым высоким «зеленым» тарифам придется оплачивать еще, как минимум, 15 лет.

«Сегодня правительства европейских стран стоят перед очень большим соблазном – изменить или отменить правило о фиксировании цены на 20 лет задним числом и радикально понизить нагрузку на покупателей энергии. И если Германия, скорее всего, выстоит, то другие европейские экономики могут выбрать «более легкий» путь», – объясняет специалист.

Существенно понизить прибыльность «зеленых» проектов можно и простой отменой преференций в настоящем времени. «Поскольку такие проекты рассчитываются на многолетнюю окупаемость, экономический эффект для их владельцев будет не менее разрушительным. Поэтому здесь критическое значение приобретает принцип нерушимости договора (или правовой определенности) и защиты прав инвестора на предсказуемость регуляторного окружения – как и в случае неудачного брака, радужные отношения переходят в правовое измерение», – отмечает Дмитрий Шмелин.

По словам юриста, основным средством защиты прав частных инвесторов в международном праве является система международных договоров о защите инвестиций в сочетании с институтом инвестиционного арбитража. «Инвесторы инфраструктурных проектов, таких как солнечная электростанция, могут требовать компенсации убытков, нанесенных нарушениями их прав по договору о защите инвестиций, то есть фактически оспорить перед международным арбитражем действия государства, которое отрицательно влияет на их активы. В целом, дело о «зеленых» тарифах выглядит как классический спор, для которого и создавался инвестиционный арбитраж: крупный проект под четкие долгосрочные обещания государства, дальнейшее регуляторное вмешательство, прозрачная экономика убытков», – подчеркивает он.

В отличие от других отраслей экономики, где защита инвестора строится на двусторонних соглашениях о защите инвестиций, энергетика в Европе регулируется Договором к Энергетической хартии – подробно разработанным инструментом, который содержит целый ряд средств защиты прав инвестора, которые вообще не были доступны по двусторонним договорам.

«Попытки европейских стран понизить давление «зеленых» тарифов на свою экономику сразу же вызывали противодействие в инвестиционном арбитраже. Против Испании уже подано больше 20 арбитражных исков. Также новые дела инициированы против Италии и Чехии – это крупнейшая серия исков к западноевропейским странам за всю историю существования инвестиционного арбитража», – подчеркивает Дмитрий Шмелин.

В Испании правительство не пошло на пересмотр тарифов задним числом. Вместо этого были внесены технические изменения, которые обеспечили 10% снижения прибыльности солнечных проектов. В частности, с 2010 года был внедрен лимит времени в пределах года, на протяжении которого разрешалась генерация по «зеленому» тарифу; с 2011 года солнечные электростанции заставили платить сбор за доступ к электросети и обеспечить установку систем предохранения скачков напряжения, а с 2013 года «зеленый» тариф для новых СЭС и вовсе отменили.

На данный момент рассмотрение подавляющего большинства дел по «зеленому» тарифу не окончено, и позиция инвестиционных трибуналов относительно законности изменений «зеленого» режима неизвестна.

«Эти действия правительства инвесторы обжаловали, скорее всего, как нарушения их законных ожиданий (legitimate expectations), которые основывались на обещаниях государства. Во многих делах до сих пор государство признавалось ответственным, если оно сначала создавало, а потом нарушало ожидания инвестора, в том числе относительно регуляторного режима или доходности инвестиций: это, к примеру, такие дела, как El Paso в Аргентине, Thunderbird в Мексике, Waste Management в Мексике, Saluka в Республике Чехия и другие», – предполагает юрист.

Сейчас в Украине все чаще звучат предложения о радикальном снижении «зеленого» тарифа. Ярким примером является законопроект №5129, который предусматривает значительное снижение тарифов для солнечных электростанций, еще и, фактически, с обратной силой – то есть он будет распространяться и на станции, уже введенные в эксплуатацию.

По мнению Дмитрия Шмелина, принятие подобных решений опасно с точки зрения возможных инвестиционных исков против государства. «Украина является полноправным участником Договора к Энергетической хартии, и несет те же обязательства, что и, к примеру, Испания перед иностранными инвесторами, в том числе и относительно стабильности законодательства и защиты законных ожиданий инвесторов. Международное право, в сою очередь, крайне отрицательно относится к изменениям правил задним числом, особенно если государство сначала обещало их долгосрочную стабильность, а причина изменений банально финансовая», – объясняет специалист.

Не исключено, что экономический эффект от неправомерного снижения «зеленого» тарифа «компенсируется» проигрышем Украины в ряде дел инвестиционного арбитража.