Профессор Николай Чекалин: жизнь, отданная науке

Просмотры: 684
09.08.2016

Развитие науки невозможно представить без ярких личностей, которые всю свою жизнь посвящают любимому делу. Таким человеком, который без остатка отдал всего себя генетике и селекции, был профессор Николай Чекалин.

Крестьянское детство профессора Чекалина

Из 81 года, отпущенного Николаю Михайловичу Чекалину в земной жизни, 51 он занимался наукой. Причем, несмотря на большую долю теоретических исследований, его научная деятельность имела и большое практическое значение. Если у любого селекционера или даже толкового агронома спросить, с чем у него ассоциируется фамилия Чекалин, они сразу же вспомнят и ряд новых методов селекции, разработанных профессором, и выведенные им знаменитые сорта многих культур – пшеницы, гороха, люпина.


Исток 09 050-1.jpg
Николай Михайлович Чекалин

Конечно же, это лишь небольшая часть сделанного талантливым ученым. И мы еще поговорим об этом подробнее. Но, столкнувшись с неординарным человеком и даже поверхностно ознакомившись с его достижениями, в первую очередь хочется понять, где истоки его таланта, как умудрился он за не такое уж долгое время сделать столько, сколько другой не сделал бы и за несколько столетий. Ответить на эти вопросы мы попробовали, встретившись с внучкой знаменитого ученого, кандидатом биологических наук, доцентом Полтавской государственной аграрной академии Марией Баташовой, и обратившись к мемуарам самого Николая Чекалина.

Итак, будущий ученый родился в 1929 году на Алтае. В официальных источниках указывается дата 30 января. Сам же он утверждал, что родился в ночь с 6 на 7 января. Так он и отмечал свой день рождения всю жизнь – на Рождество. Был Николай Михайлович крестьянским сыном. Семья, в которой было четверо детей (Николай – самый младший), жила не бедно. В своих мемуарах Николай Михайлович пишет: «Смутно помню жизнь на заимке, где у нас были свои лошади, коровы, овцы, несметное количество кур, гусей, пасека и прочная живность и нехитрый сельскохозяйственный инвентарь». Выращивали яровую пшеницу, которая давала большие по тем временам урожаи – не меньше 30 ц/га. И все это поднималось собственным трудом зажиточных крестьян. Так жили не только родители и другие родственники Николая Чекалина, но и все в большом алтайском селе Новиково. Лентяев и пьяниц там не было вообще. А если кто-то и пытался вести праздный образ жизни, долго в селе не задерживался. Ведь тут он не мог даже жениться. Кто же отдаст свою дочь за бездельника, не способного содержать семью?

А потом началась насильственная коллективизация. У семьи Чекалиных в колхоз забрали лошадей, а отец семейства стал кузнецом. Однажды не сдержался, сказал все, что думает, о председателе местного сельсовета: «Один дурак был на селе и того председателем сельсовета поставили». Как пишет Николай Михайлович, этого было достаточно, чтобы его отца арестовали и отправили на строительство канала Москва – Волга. При этом у семьи отобрали все – дом, хозяйство. Жить пришлось на квартире у кого-то из родственников. Но на этом испытания не закончились. Грянул 1933-й год, начался голод. Выживали на том, что мог дать лес, – грибах, ягодах. Хуже всего приходилось маленькому Николаю, слабый организм которого не принимал такой пищи. Старшие дети ходили по людям, чтобы выпросить кусочек хлеба и отдать братику. Но больше всего помогал дед, который был грамотным и писал письма для односельчан. А те его благодарили продуктами.

Отцу Николая Михайловича повезло – он вернулся со строительства канала. И даже стал прорабом на строящемся в селе картофелесушильном заводе. Хотя образование у Михаила Чекалина было – два класса церковно-приходской школы, обладал он ясным умом и технической смекалкой. Благодаря этому завод был построен качественно и с опережением графика. Казалось бы, заслуженный таким образом авторитет отца давал надежду на спокойное обеспеченное существование. Но, увы, нашлись завистники, которые донесли в «органы», что Чекалин якобы собирается заняться вредительством – сжечь построенный им же завод. Как тогда было заведено, разбираться никто не стал, и Чекалина-старшего опять арестовали и отправили на очередную стройку.

А семья снова впала в нищету. Чтобы не умереть от голода, переехали в свеклосовхоз при Бийской Зональной опытной станции Всесоюзного НИИ сахарной свеклы. Жить там приходилось в общем бараке, работали все – даже дети. Николай Михайлович вспоминает, что его, семилетнего мальчишки, обязанностями было собирать долгоносиков и обрезать ботву на свекле. В 1937 году вернулся из тюрьмы отец, пошел работать столяром. Семье стало легче. А Николай пошел в школу. Уже тогда проявилась его страсть к получению знаний. Все учебники он успевал прочитать еще до начала очередного учебного года. Конечно, в классе учился лучше всех, был отличником. Но впереди ждали новые испытания. В 1941-м году началась война, большинство мужчин из поселка забрали на фронт. Много работы легло на плечи мальчишек, особенно во время каникул. Работал и Николай Чекалин, выполняя на лошадях и волах различные сельхозработы и перевозки. А осенью мальчишки возвращались в школу и продолжали учебу.

Постижение производства: агроном и председатель

Время шло, закончилась война, вернулись выжившие родственники и односельчане, в том числе – Михаил Чекалин. В 1947 году Николай окончил школу и поступил в Томский электромеханический техникум железнодорожного транспорта. Однако железнодорожника из него так и не получилось. Учась в техникуме, понял, что железнодорожное дело – не его. Тянуло в село. Наверно, тогда Николай еще не смог бы сознательно сказать, что сельское хозяйство – его призвание. Но все же, прислушавшись к голосу сердца, перешел на агрономический факультет Новосибирского сельскохозяйственного института. Тем не менее, год обучения в техникуме вспоминал с благодарностью, потому что полученные там знания по математике пригодились в будущей научно-исследовательской работе. В институте Николай Михайлович познакомился с Идой Малинкиной, тоже студенткой агрофака. В 1953 году, на 5-м курсе, Николай и Ида поженились. Забегая наперед, отметим, что этот брак оказался крепким и счастливым – искреннюю любовь и нежную дружбу супруги пронесли через всю жизнь.


фы0002-1.jpg
Николай Чекалин - студент Новосибирского сельскохозяйственного института

После окончания института Чекалины поехали по распределению работать в Горный Алтай. Николая назначили главным агрономом сельхозотдела Шебалинского района, Иду – агрономом этого отдела. Через несколько месяцев, после ликвидации сельхозотдела, Николай перешел на должность главного агронома Чергинской МТС. А еще через несколько месяцев он стал председателем местного колхоза им. Ворошилова. Колхоз занимал огромную территорию – около 30 тыс. га. Но из них сельхозугодий было всего 11 тыс. га, в том числе – тысяча гектаров пашни и 10 тыс. – лугов и пастбищ. Остальные 19 тыс. га приходились на горную местность. В те годы в стране, в том числе – в Алтайском крае, осваивали целину. Планы по распашке целинных земель доводили и горным селам. «До чего, конечно, могли додуматься только в сумасшедшем доме», - писал об этих планах Николай Чекалин. Но вышестоящее начальство абсурдность требований распахивать горы ничуть не смущало. Выполнять планы распашки и сдачи зерна требовали от всех председателей. За невыполнение отправляли в тюрьму. Так посадили около 40% председателей горных колхозов. Николая спасло то, что хозяйство было семеноводческим и должно было сначала выполнить план по семенному фонду, а уже потом – сдавать остатки зерна государству.

Отработав на Алтае положенные после института три года, в 1956 году Николай с семьей переехал на Кубань. Работать пошел агрономом – сначала в МТС, потом – в колхоз «Наша родина». В этом колхозе впервые проявил свои качества новатора. Тогда колхозы Краснодарского края получили приказ свыше увеличить площадь под посевами сахарной свеклы. Пропалывали ее тогда вручную. Поэтому бесконечно расширять площадь посевов было нельзя: при том же количестве людей, занятых на прополке, они просто не смогли бы качественно выполнить эту работу, и свекла заросла бы сорняками. Чтобы как-то выйти из этого положения, молодой агроном решил оставлять на гектаре не 110-120 тыс. растений, а 60-70 тыс. Это давало возможность обрабатывать междурядья вдоль и поперек механическим способом. Конечно, это было отступлением от принятых тогда агрономических норм. Тем не менее, задумка сработала, и колхоз в тот год получил по 350 ц/га сахарной свеклы, став передовым в масштабах всей Кубани.


фы0006-1.jpg
Славный путь в науке

Этот ли случай стал решающим, или Николай почувствовал, что ему становится тесно на производстве и хочется чего-то большего, но молодой агроном в 1960-м году резко изменил направление своей деятельности, поступив в аспирантуру Всесоюзного института растениеводства (ВИР). С этого началась его научная деятельность, ставшая делом всей жизни и принесшая заслуженную славу. А темой кандидатской диссертации выбрал «Устойчивость самоопыляемых линий и гибридов кукурузы к пузырчатой головне». Николай Михайлович с благодарностью вспоминает сотрудников ВИР, которые начинали свою работу вместе с академиком Н. И. Вавиловым. Академик Петр Жуковский, академик Сергей Букасов, Елена Синская – все они остались преданными генетике даже в годы гонений на нее как на «лженауку». Конечно, эти люди оказали большое влияние на молодого ученого.

В 1963 году, перед окончанием аспирантуры, руководство ВИР предложило Николаю Чекалину работу директора Устимовской опытной станции ВИР в Глобинском районе Полтавской области. В том же году Николай Михайлович успешно защитил диссертацию и стал кандидатом биологических наук. Устимовской опытной станцией он руководил в течение полутора лет, а потом принял предложение возглавить Полтавскую областную опытную станцию. Директором этого знаменитого научно-исследовательского учреждения он работал с 1964 по 1970-й год. За это время организовал здесь лабораторию генетики, где был начат ряд важных исследований: по генетике сахарно-кормовых гибридов свеклы, химическому мутагенезу и гетерозису чины, отдаленной межвидовой гибридизации тыквы и т.д. Вместе с сотрудницей станции Лесей Алексеевной Зеленской Николай Михайлович сделал открытие мирового уровня – цитоплазматической мужской стерильности у чины посевной и разработал методику ее использования в гетерозисной селекции.
С 1970 по 1977 год Николай Чекалин работал заведующим кафедрой селекции и семеноводства Полтавского сельскохозяйственного института (сейчас – Полтавская государственная аграрная академия). Именно тогда, по идее Н. М. Чекалина, в 1972 году при кафедре была организована научно-исследовательская лаборатория селекции озимой пшеницы. Впоследствии она несколько раз меняла название и статус, но и по сей день остается известным центром селекции, где успешно ведется работа по созданию новых сортов зерновых и зернобобовых культур.

В 1977 году Николай Михайлович защитил докторскую диссертацию. Тогда же руководство ВАСХНИЛ пригласило его на должность директора Всесоюзного научно-исследовательского института зернобобовых и крупяных культур в городе Орле. В этом институте Н. Чекалин проработал семь лет. Среди его достижений этих лет, помимо чисто научной и селекционной работы, – создание тепличного селекционного комплекса и научно-исследовательской лаборатории по методам селекции. Следующим этапом научной деятельности стала работа заведующего отделом зернобобовых культур ВИР в Санкт-Петербурге. Об этом периоде Николай Михайлович вспоминал как об исполнении своей мечты. И действительно, кто из генетиков, селекционеров не мечтал работать в знаменитом на весь мир институте, где, собственно, в значительной мере и начиналась современная генетика как наука?


фто0011-1.jpg
Н. М. Чекалин с индийскими коллегами (1978 г.)

В 1987 году Николай Чекалин вернулся в Полтаву, которую искренне полюбил еще в первый период работы тут. Этот город стал родным, тут прошли последние десятилетия жизни ученого, тут родились многие его работы, открытия. А работал он тут профессором кафедры растениеводства и профессором кафедры селекции, семеноводства и генетики Полтавской государственной аграрной академии. Также с 1992 по 1998 год был руководителем группы селекционеров АО «Насиння» и фирмы «Албета».


Исток 09 046-1.jpg

Науке Николай Михайлович был верен до конца своих дней. Несомненно, он мог бы еще многое сделать, ведь и в 81 год оставался бодрым, здоровым человеком, полным творческих замыслов. К сожалению, несчастный случай оборвал его жизнь 5 января 2011 года, накануне 82-го дня рождения…

Признание и итоги

Приведем официальный список приоритетных направлений научной и научно-педагогической деятельности Николая Михайловича Чекалина:

- разработка способа искусственного заражения самоопыленных линий и гибридов кукурузы пузырчатой головней, включенной в селекционную программу академиком Г. И. Галеевым (Кубанская опытная станция ВИР, 1963)

- открытие цитоплазматической мужской стерильности у чины посевной, создание линий-закрепителей стерильности и восстановителей фертильности и разработка схемы использования гетерозиса у чины посевной на основе ЦМС (Полтавская опытная станция, 1968)

- открытие селективного оплодотворения у чины посевной, создание на его основе линий с взаимной избирательностью оплодотворения для их использования в гетерозисной программе (Полтавская опытная станция и Полтавский сельскохозяйственный институт, 1972)

- первые попытки трансформации чужеродной ДНК, в частности, в эксперименте «Генетическое изменение признака «вокси» у ячменя под влиянием экзогенной ДНК дикого типа» (Полтавский сельскохозяйственный институт, 1972 – 1975)

- окультуривание примитивного вида – чины танжерской с помощью химического и физического мутагенеза (районированный сорт Полтавская 2, 1981)

- доказательство неэффективности прямого индивидуального отбора по продуктивности у озимой пшеницы, гороха, кормовых бобов, нута без учета конкуренции и площади питания и разработка методов преодоления этих барьеров (непрямые методы отбора и др., 1977 – 2006)

- разработка и внедрение в селекционные программы т. н. «индексной селекции», что позволяет в десятки раз увеличить эффективность отбора на ранних этапах селекции, значительно сократить сроки создания сорта и затраты на его выведение (1996 – 2008)

- разработка метода «ускоренного беккросса», который позволяет без самоопыления непрерывно проводить гибридизацию при комбинативной селекции (результат – сорт гороха Норд)

- разработана и опубликована оригинальная программа селекции сортов зернобобовых культур с повышенной эффективностью азотфиксации, при использовании которой в НИИ зернобобовых и крупяных культур бывшая аспирантка Н. Чекалина, а теперь – доктор наук Т. С. Наумкина создала изолинии лучших сортов гороха, в том числе и Норда, с повышенной азотфиксацией

- доместикация многолистного многолетнего люпина и создание безалкалоидных (сладких) линий и сортов с мягкими быстро набухающими семенами и нерастрескивающимися бобами (два авторских свидетельства и сорт Первенец (1981 – 1989)

- разработка способа оценки образцов мировой коллекции культурных растений по сбору продукции с единицы площади, позволяющего в несколько раз увеличить степень достоверности полученных данных (авторское свидетельство, 1992)

- разработка способа отбора родоначальных растений гороха, основанного на поиске индекса с высокой наследуемостью и тесной корреляцией со сбором продукции с единицы площади (авторское свидетельство, 1990)

- разработка способа отбора элитных растений сои, основанного на том же (авторское свидетельство, 1990)

- разработка способа создания исходного гибридного материала для селекции кормовых бобов (авторское свидетельство, 1991)

- создание метода массовой оценки селекционного материала по устойчивости к болезням при доминантном и рецессивном её контроле

- поиск методов непрямой оценки зимостойкости селекционного материала озимой пшеницы и устойчивости к другим неблагоприятным факторам среды и внедрение их в селекционную практику

- внедрение в селекционную практику новых молекулярно-генетических методов, а именно – метода белковых маркеров и молекулярных маркеров ДНК по идентификации генотипов

- разработка методики непрямой оценки продуктивности селекционных образцов озимой пшеницы, сои, гороха и проса на ранних этапах селекции с использованием эколого-генетического подхода, кластерного анализа и др.

Сам Николай Чекалин так писал о том, что, по его мнению, было самым важным в его многолетней работе: «Наиболее важным в своей научной деятельности я считаю разработку и осуществление нового направления селекционно-генетических исследований, в основе которых лежит эколого-генетический подход с широким применением и поиском непрямых методов индивидуального и группового отбора в процессе селекции зерновых и зернобобовых культур. На основе этих методов мною совместно с моими учениками создан ряд сортов гороха, проса и озимой пшеницы, которые все больше пользуются популярностью среди производственников в силу из высокой урожайности, качества, зимостойкости, высокой пластичности».


Исток 09 047-1.jpg

Работа Н. М. Чекалина была признана на отечественном и международном уровне. Так, он лауреат Премии Министерства сельского хозяйства СССР и Украины в 1965 – 1968 годах, Премии Академии сельского хозяйства Украины в 1978 – 1983 годах, Премии им. В. Я. Юрьева в 2004 году. Николай Михайлович был членом Европейской ассоциации по изучению зернобобовых культур, участником ряда научных конференций этой ассоциации. В 1997 – 1999 годах был участником европейской научной программы CABINET (Биотехнология углеводов зернобобовых растений), в числе 29 ученых из 16 европейских стран.

Продолжение – в семье и учениках

…И все же – где истоки этого выдающегося таланта, огромной трудоспособности и трудолюбия, творческого долголетия? Несомненно, многое было заложено в крестьянском детстве ученого. Привычка к упорному тяжелому труду в сочетании с природным талантом и выдающимся умом дала результат в виде исследований и открытий. Но были и другие причины. И одна из важнейших – поддержка семьи.


DSCN0170-1.jpg
Николай Михайлович Чекалин, его дочь Ольга Николаевна Шапочка (слева) и внучка Мария Евгеньевна Баташова  

- Он был, как сейчас говорят, трудоголиком, - вспоминает внучка Н. М. Чекалина Мария Баташова, которая сейчас продолжает дело знаменитого деда, работая в созданном по его идее центре селекции в Полтаве. – И семье было нелегко, так как все вокруг него крутилось. Бабушка, Ида Николаевна, даже с работы из-за этого ушла. От него не ждали, что он будет, например, гвозди в квартире забивать, что-то ремонтировать. Иногда, отправляясь в поездку, мог что-то забыть, потерять. И бабушка за всем этим следила. Николай Михайлович мог по ночам работать. Мог в три часа ночи встать и сесть за работу. В 75 лет освоил компьютер.

Сложности были еще и из-за того, что, переезжая на новое место работы, Николай Михайлович не всегда мог сразу перевезти с собой семью. Работа отнимала много времени, его не так много оставалось на детей. Возможно, поэтому дети не пошли по стопам отца. А вот внукам повезло больше.

- Дедушка много времени уделял нам, внукам, – мне и Диме, - продолжает Мария Баташова. – Он на нас оказывал большое влияние. Когда дедушка с бабушкой жили в Орле, и я много у них жила. Когда переехали в Полтаву, тоже много времени с ним проводила. Брат, Дмитрий Шапочка, с детства интересовался биологией. Сейчас он – биохимик, занимается диагностикой рака на молекулярном уровне. Николай Михайлович считал важным, чтобы мы учили английский язык, даже заставлял это делать. Когда выросли, поняли, что он был прав. С первого курса института я ездила по научным конференциям, часто – вместе с Николаем Михайловичем. Конечно, можно было просто отправить тезисы для сборника докладов конференции. Но Николай Михайлович считал очень важным личное участие, порой даже заставлял меня ехать. И, опять-таки, он был прав. Ведь многое дает не только сама конференция, но знакомство и общение с коллегами, обмен идеями, опытом, который происходит не на заседаниях, а в кулуарах. Так, порой, приобретаешь друзей и единомышленников. Потом мы работали вместе с дедушкой в области генетики, селекции. Много исследований, которыми я занимаюсь сейчас, было заложено совместно с ним. Я продолжаю эту работу. Надеюсь, что и правнуки пойдут по стопам Николая Михайловича Чекалина.

Но если вдруг у кого-то сложилось впечатление, что Николай Чекалин был «сухим» кабинетным ученым, чуждым радостям жизни, то это не так. Автору этих строк доводилось встречаться с Николаем Михайловичем. Правда, встречи эти были мимолетными, но оставили после себя след – Николай Чекалин запомнился как веселый, полный жизни человек. Внучка подтверждает, что таким он и был. Знал много романсов, в кругу друзей и коллег любил петь. Любил историю, очень хорошо ее знал, собирал книги по этой отрасли знаний. Библиотека у него вообще была очень хорошая. Конечно, в ней было много книг по генетике, в том числе – редких изданий. А еще профессора Чекалина любили студенты, а он – их. Студентам нравились его лекции. А профессор мог определить, кто из студентов имеет перспективы в учебе, науке, работе. Таких выделял, помогал им найти свой путь в жизни и науке. Кстати, подготовил девять кандидатов наук, которые сейчас продолжают его дело.


DSC04086-1.jpg
Николай Чекалин с учеником и последователем - селекционером, доктором сельскохозяйственных наук, профессором Владимиром Тищенко (слева)

…Несомненно, Николай Михайлович Чекалин – ученый, который много сделал для человечества, и научные разработки и открытия которого, выведенные им сорта растений еще долго будут служить людям. А последователи продолжат эту работу, с благодарностью вспоминая имя человека, который всего себя отдал служению науке.

P.S. Автор выражает благодарность внучке Николая Михайловича Чекалина – Марии Евгеньевне Баташовой за огромную помощь в написании этой статьи и любезно предоставленные фотографии из семейного архива.

Анна Козельская

Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений